Новости

Новости общества

21:45 19.09.2014

За что голодают медики «скорой помощи» Уфы? Интервью с Андреем Коновалом

За что голодают медики «скорой помощи» Уфы? Интервью с Андреем Коновалом

В Уфе вот уже практически две недели продолжается голодовка сотрудников «Станции скорой помощи Уфы», врачей, фельдшеров и медсестер, которые протестуют против низких зарплат, тяжелых условий труда и трудовых сверхнагрузок.

С начала 2014 года уволились около 20% квалифицированных сотрудников выездных бригад города и увольнения продолжаются. Половина выездных бригад не доукомплектована, большая часть сотрудников работает на полторы ставки, подрывая свое здоровье и увеличивая риск врачебной ошибки из-за постоянного переутомления. За первое полугодие 2014 года средняя зарплата работников значительно сократилась, а попытки медиков решить проблемы в диалоге с властями пока не привели к результату.

 

Защищать свои права медикам помогает Межрегиональный профсоюз медработников «Действие», входящий в Конфедерацию труда России. С оргсекретарем профсоюза Андреем Коновалом побеседовала корреспондент портала «ТемаУфа».

— Андрей, счет дней голодовки перевалил на второй десяток. Это серьезное испытание для психики и здоровья. Физическое состояние голодающих отслеживается ежедневно, при необходимости оказывается помощь. Каково морально-психологическое состояние людей?

— Люди уверены в своей правоте и готовы до конца отстаивать свою позицию, тем более что к протестной голодовке, которую начали шесть человек, на днях присоединились еще 12. Это очень серьезно, это показывает глубину отчаяния медработников. Уверен, власти республики и федеральный центр уже не смогут не отреагировать на ситуацию на уфимской «скорой».

— С самого начала протестной кампании в Уфе стали звучать обвинения в политической подоплеке выступлений медиков. Как вы можете это прокомментировать?

— Должностные лица, виновные в возникновении кризисной ситуации на уфимской станции скорой помощи, естественно, стремятся оправдаться. Для них удобен тезис о каких-то политических интригах, это сразу снимает ответственность лично с них. Я не сомневаюсь, что главу республики Башкортостан Рустэма Хамитова, который на днях высказал подозрение о политической подоплеке трудового конфликта, сознательно дезинформировали — возможно, руководство республиканского Минздрава. Глава республики уверен, что в ответ на наши протестные акции в июле были уже приняты достаточные меры и все основные проблемы решены. Но это не так. Например, сегодня мы знаем, что в пользу «Станции скорой помощи» г.Уфы были перераспределены почти 30 миллионов рублей средств ФОМС. По нашим оценкам, этих денег должно было бы хватить не только на возвращение 100% «ночных» доплат до конца года, но и надбавку за работу в неукомплектованных бригадах, когда вместо двух медиков на выезд вынужден отправляться один. Если мы не правы, пусть нам это покажут на цифрах в ходе переговорного процесса. Если людям скажут, что профинансировать эти позиции возможно, лишь, допустим, с 1 января, но такая работа ведется — вряд ли кто-то будет возражать. Но на рабочей встрече нашего профкома с Минздравом РБ от этих предложений просто отмахнулись.

— Как развивается ситуация на сегодняшний день?

Одной из причин продолжения протеста является то, что идет админиcтративное давление на сотрудников Ордожоникидзевской подстанции скорой помощи, где много наших активистов. Именно это стало одной из причин, что к шести голодающим в начале прошлой недели присоединились еще 12 сотрудников. Конфедерация труда России, в которую входит наш профсоюз, начала компанию солидарности с протестующими медиками Уфы. В рамках этой компании в адрес министра здравоохранения России Скворцовой за два дня направлено около 200 обращений, писем поддержки требований голодающих «скорой» — как от организаций, так и от отдельных граждан. Если ситуация не изменится, будет организовано пикетирование здания Минздрава России (уже подано официальное уведомление об этом московским властям), а также в других городах страны. Кстати, для проверки по поставленным нами вопросам в Уфу уже прибыла комиссия Минздрава России.

— А насколько соответствуют действительности те цифры средних зарплат работников уфимской «скорой», которые были озвучены главврачом Маратом Зиганшиным? Согласно этим данным размер средней зарплаты врачей ССМП Уфы за семь месяцев 2014 года составил 34 тыс. рублей, среднего медицинского персонала — 23,430 тыс. рублей, младшего медицинского персонала — 11,651 тыс. рублей...

— Я могу только догадываться, как высчитываются эти средние цифры, но они далеки от зарплат большинства работников выездных бригад. Зиганшин заявил журналистам, например, что врач-участница голодовки получает до 38-ми тысяч. Но забыл при этом упомянуть, что это с налогом и при работе на две ставки! То есть главврач фактически выдал две зарплаты за одну. А фельдшеры без стажа получают 12,5 тысяч, не более. Основной состав выездных бригад это средний медицинский персонал. Так вот, молодой фельдшер получает около 6800, плюс 2800 за ночные смены, плюс 3500 — это субсидия от государства. Надбавку за стаж молодой специалист начинает получать только через три года, но этот срок большая часть не выдерживает, уходят, не приобретя нужного опыта. Что касается опытных фельдшеров, то медсестра высшей категории со стажем более 20 лет в реанимационной бригаде получает на руки 24 тысячи, работая на полторы ставки. Это со всеми всевозможными доплатами. То есть это максимум. Большинство же среднего медперсонала получают значительно меньше.

Как они высчитывают среднюю зарплату, какие позиции добавляют, мы не знаем, там могут быть задействованы достаточно хитрые схемы, чтобы на бумаге оказывалось, что показатели зарплаты достаточно хорошие. Но мы имеем данные по достаточно большому количеству работников «Станции скорой помощи» врачей, медсестер, фельдшеров, водителей. И у них зарплаты до этих показателей не дотягивают. Совершенно точно, что те цифры, которые называет руководство — это показатели работы на 1,5-2 ставки. Но даже при работе на 1,5 ставки, мы не видим этих цифр!

— Да, такой тяжелый и ответственный труд незаслуженно низко оплачивается. Но все же, каких конкретно шагов вы требуете от работодателя и руководства города и республики?

— Мы не говорим же, «вот, прямо завтра повысьте зарплату в полтора раза». Мы предлагаем двигаться к этому конкретными шагами. Сделайте сегодня надбавку за интенсивность, завтра — за работу в неукомплектованных бригадах. Они говорят: «у нас нет денег». Мы говорим: «Давайте сядем — Горздрав, Минздрав, ФОМС... Президент пусть скажет свое веское слово. И давайте скажем, ребята, мы вот сейчас не можем, у нас в бюджете города и республики не заложены такие траты, но вот с такого-то числа обязуемся повысить, пусть не на 50%, а на 30% или на 25%». Или пусть предложат другие механизмы поднятия зарплаты, не стимулирующие надбавки, а что-то другое. Например, после июльских протестов, город выделил 9,1 миллиона на доплаты до конца года — 3500 рублей врачам, фельдшерам и медсестрам — 1500 рублей. Но это будет действовать только до 1 января 2015 г., пока ССМП не передадут в ведение республики. Уже на этом примере мы видим, что деньги нужны не такие уж большие — с учетом того, что это обслуживается миллионный город.

Пока же министр здравоохранения республики Афанасьев практически оборвал переговорный процесс, заявив на встрече: идите по этим пунктам к главврачу, мы, мол, соблюдаем «дорожную карту» по формальным показателям, к нам не подкопаешься, ну, и до свидания.

Город, мы признаем, сделал, наверное, по финансированию, что смог. Хотя, мы считаем, что Горздрав не приструнил работодателя (то есть руководство ССМП), который в конце августа грубо нарушил Трудовой кодекс в вопросе коллективных переговоров на уровне учреждения. Работодатель внес поправки в коллективный договор без согласования с трудовым коллективом, без включения в переговорный процесс нашего профсоюза. Незаконно отменили гарантированный характер 100 процентов ночных выплат, возвращения которых мы добились.

— Как вы относитесь к новой, «сдельной», системе финансирования «скорой помощи» через Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС)? Что необходимо изменить?

— В этом году «скорой помощи» Уфы «недодали» порядка 100 млн. рублей. С начала 2014 года был принят заниженный тариф оплаты за один вызов, и сильно уменьшили количество плановых вызов. Часть вызовов страховые компании вообще не оплатили, например, повторные вызовы. В результате финансирование станции резко упало, сразу стали сокращать зарплаты. После наших протестов было принято решение увеличить план оплачиваемых вызовов на 20700 — эта те самые 30 миллионов, которые я уже упомянул. Изменен принцип финансирования, с оплаты вызовов перешли на подушевой принцип — в зависимости от количества населения Уфы. То есть частично меры приняты были, но грубые нарушения, такие, например, как неоплата дополнительной работы в неукомплектованных бригадах, не устраняются. У многих не оплачена сверхурочная работа еще за 2013 год.

— Профсоюз «Действие» межрегиональный и сотрудничает с различными организациями. С какого времени работаете с уфимской «скорой помощью»?

— Сотрудники уфимской «скорой» начали протестовать еще с весны. В марте 2014 года они начали обращаться в органы, пытаться выяснить, в ответ же получили нежелание решать вопросы, ответное давление. Старый профком им не помог, наоборот, подмахнул незаконно поправки в колдоговор, ухудшающие положение работников. Тогда люди обратились в наш профсоюз, 9 июля была учреждена первичная организация МПРЗ «Действие», были разработаны основные требования, проведены пресс-конференция, пикет.

— Все-таки голодовка — это крайняя мера протеста... на такое решаются действительно от отчаяния.

— Голодовка — это действительно крайняя мера. На самом деле мы предлагали коллективу ССМП так называемую «итальянскую забастовку», которая должна была проявиться в том, что люди откажутся работать на полторы-две ставки, и будут работать строго на одну. Ведь по закону никто не имеет права принуждать работать дополнительно. На ставку работаешь, и всё. К такому виду протеста были готовы 20 человек. Учитывая, что бригады недоукомплектованы, то даже такая мера должна была создать руководству станции головную боль, как закрывать образовавшиеся бреши, как перераспределить нагрузку. Ну и сам символический эффект от акции, чтобы руководство среагировало. Но медики — люди с гипертрофированным чувством социальной ответственности, и даже гипотетическая вероятность, что это скажется на людях, заставила их выбрать другую, тяжелую уже лично для них самих форму протеста — голодовку. И важно понимать, что медики борются не за свою зарплату, а за сохранение «скорой помощи», которая нужна абсолютно всем.

 

ИА «Тема Уфа». При использовании материала гиперссылка обязательна.

Рубрика: Общество
Заметили ошибку в тексте? Выделите ошибку и нажмите ctrl+enter
R - информация размещена на правах рекламы. Ответственность за информацию несет рекламодатель

Хотите быть в курсе всех событий Республики Башкортостан?

Начинайте работу, узнав свежие новости в числе первых: добавьте сайт Тема Уфа в закладки и следите за разделом Новости Уфы и Башкортостана

Хотите, чтобы Ваша новость появилась на сайте TemaUfa.ru

Свяжитесь с нашей службой новостей — no email

^